К началу

3D-релиз «Терминатора 2». Воспоминания создателей культовой ленты


Джеймс Кэмерон — автор сценария и режиссер фильма «Терминатор 2»

Источник: КиноПоиск.ru

В связи с повторным показом в кинотеатрах «Терминатора 2: Судный день», 3D-версии одного из лучших сиквелов в истории кинематографа, его создатели решили поделится с нами своими воспоминаниями.

Интервью с Джеймсом Кэмероном (автор сценария и режиссер)

О съемках продолжения «Терминатора»

Кажется, это случилось в середине 1989 года, когда я связался со студией Carolco. На тот момент я не обладал никакими правами на съемки сиквела, права получили боссы из Carolco. Они меня пригласили и говорят: «Ты знаешь, как только мы завладели правами, мы без промедления обратились к тебе с предложением написать сценарий для нового фильма и стать его режиссером.»

И поскольку это было очень ожидаемое предложение, я ответил: «Вы меня заинтересовали, теперь позвольте я вернусь к своим старым наброскам, и посмотрю какие идеи у меня сохранились для сиквела». А возможно я сразу же и сказал: «У меня фантастические задумки, ребята, вам это должно понравится.»

О сюжете фильма «Терминатор 2» (T2)

Я думаю, зерно сиквела целиком уже было заложено в первом фильме.

Ми имеем войну в будущем, этого мифического персонажа, о котором мы столько слышали — Джона Коннора, спасшего человечество от истребления, научившего бороться с машинами и возглавившего сопротивление и т. п. Как можно не рассказать об этом? Но давайте не затрагивать события будущего, все эти вещи в этом эпическом героическом материале, а посмотрим на парня в возрасте 10 лет, каков он тогда.

Как должна была сложиться его жизнь с матерью (Сарой Коннор), которая все время твердит ему, что в будущем он станет подобно военному Мессии — что приводит его в замешательство, впрочем, как и его мать, и как это натягивает их семейные отношения.

Один из моих любимых моментов в фильме — когда они (Джон, Сара и Терминатор) убежали из психиатрической лечебницы — Джон отправился туда, чтобы спасти ее — Сара обнимает его, это все, чего она желает. И затем, она осознает посреди объятий, что она уже не обнимает сына, она проверяет его на какие-либо ранения.

Она сама просто стала очень холодной и роботизированной, выполняя свою миссию, которая заключается в защите его жизни и обучении всему, что нужно для спасения человечества. Сара берет на себя огромную ношу, что действительно влияет на ее способность просто эмоционально функционировать как мать.

О тематике T2

Для меня Терминатор, как первый, так и второй фильм, действительно больше об эффекте дегуманизирующих технологий и влиянии технического общества на людей в целом, где мы выполняем все эти роли: будь то психолог, который не слушает своего пациента, или полицейский — некий солдат правительства. Понимаете, что я имею в виду, когда люди теряют свою человечность и способность к сопереживанию. Потому как, в конечном счете, «Терминатор» ведь о самой сущности Терминатора — полном отсутствии человеческого эффекта.

О кастинге Арнольда Шварценеггера

Арнольд был идеальной кандидатурой на роль Терминатора, и все мы видим почему, в то время как изначально возникли некоторые проблемы. Арнольд был предложен мне главой Orion (кинокомпания, занимавшаяся производством первого «Терминатора») на роль Кайла Риза, которого сыграл Майкл Бин, но я этого себе не представлял. Для меня это не работало визуально.

Почему он совершенен? Он определенно знаковая личность, никто не похож на него. Он демонстрирует какую-то непримиримую силу, словно собирается сокрушить все на своем пути, даже просто стоя на месте. В этом весь Арнольд, эта комбинация — то, кем он является, его решимость, внешность и т. п. Это было идеальное совпадение, абсолютное соответствие роли и актера.

О написании роли Линды Гамильтон в T2

Линда Хэмилтон в роли Сары Коннор

Мой первый звонок был Линде. Потому, как от единственной выжившей в конце первого фильма, многое зависело от ее отношений с сыном и всем, что их окружало.

Я позвонил Линде, в этот момент она была где-то на постановке, и она сказала: «Да, в принципе, я в деле. Но сделай меня сумасшедшей, я хочу быть сумасшедшей.»

И я ответил: «OK, это действительно интересная идея, конечно».

Таким образом, она хотела сделать что-то важное. Она больше не хотела быть маленькой официанткой, которую она сыграла в первом фильме. Ей хотелось большего.

Одна деталь вела к другой, и меня осенило — она появляется в психиатрической больнице — это была моя первая заметка.

Так, Сара в психиатрической больнице, она знает, что грядет ядерная война, что миллиарды людей погибнут. Это сводит ее с ума, это имеет смысл или, по крайней мере, она говорит те вещи, которые люди сочтут за безумие. И вам на протяжении всего фильма предоставляется возможность для себя решить, насколько она безумна.

О визуальных и специальных эффектах

Я на самом деле, даже четверть века спустя, все еще очень горжусь фильмом, тем как он смотрится.

Я думаю, он держится на вершине, на заданной планке. Я смотрю на жидкий металл и думаю: «Мужик, на сколько же просто сегодня было бы сделать эти вещи с помощью CG (компьютерной графики). У него было бы правильное свечение, вязкость и все такое.» Тогда у нас не было таких средств для этого.

Кажется, у нас было 42 сцены в T2, содержащих компьютерную графику, мы были настолько бережны и кропотливы с ними. Заметьте, что все эти муляжи Стэна Уинстона (компания по спецэффектам Stan Winston Digital. Википедия), головы и руки-крюки —  все это физическая конструкция и механизмы, состоящие из хромированного пластика, стекловолокна или резины. А хромированные резиновые головы, которые открываются так и эдак — все это в противовес CG. Теперь же все это делается с помощью CG.

О 3D-релизе T2

Прежде всего, для многих кто посмотрит «Терминатор 2» сейчас в 3D, в театральном переиздании, это будет очень волнующе. И мы говорим о 25 лет спустя, то есть, о многих поклонниках фильма, которые даже не родились в момент его выхода. И многие из них, которые тогда были подростками или около 20 лет, также пойдут в кино.

Таким образом, люди, смотревшие фильм на DVD или Blu-Ray, имеют лишний повод пойти в кинотеатр и посмотреть его вновь. И я думаю, что этого достаточно, но, вдобавок ко всему, теперь это все в 3D, где есть определенная глубина, как и ясность того, что изображения стали более реальными в 3D. Вы действительно чувствуете себя внутри всех этих событий — за что я и люблю 3D.

Интервью с Арнольдом Шварценеггером (Терминатор)

Арнольд Шварценеггер в роли Терминатора

О сюжетном повороте в T2

Люди со студии пришли ко мне и говорят: «Мы хотели бы, чтобы в новом фильме ты был хорошим парнем».

Я им в ответ: «Это чушь собачья, это не сработает, разве не так? Это же должен быть фильм с рейтингом R, такой же жестокий, как и первый, просто гораздо масштабнее, который просто продолжит историю.»

Позже мы встретились с Биллом Уишером и Джеймсом Кэмероном, и мы начали говорить о «Терминаторе». И все изменилось, потому что теперь они подробно мне объяснили, что на самом деле происходит, и что мой герой все еще плохой парень — он все взрывает, сокрушает, такой брутальный с дробовиком, пистолетом и другим всевозможным оружием, вплоть до ракетных установок и т. п. И вы вновь увидите все эти клубы огня и разрушения позади.

И я сказал им: «Вау, это действительно свежо, такой сюжетный поворот, мне нравится!»

О T-1000

Прежде всего, это была блестящая идея Камерона, как о чем-то совершенно противоположном. Не просто взять парня, который больше, или является более сильной машиной — это бы не сработало.

Он более изменчивый, более пластичный и беспрепятственный, он обладает различными способностями, которые несут за собой и совершенно другие опасности. Все это аргументированно объясняет то, почему T-1000 имеет значительно больше возможностей, нежели T-800.

О работе с Эдвардом Фурлонгом

Эдвард Ферлонг в роли Джона Коннора

Когда его утвердили на роль, мы сразу же начали репетировать, прежде чем он пришел на съемочную площадку. Было очень важно, чтобы у нас с ним сложились хорошие отношения. И я думаю, что приложил боле чем достаточно усилий, чтобы построить эти отношения.

Знаете ли, он был из другого мира, для него еще важно было воспитание, и поэтому я включил все это в наши отношения. Мы встречались с ним не только на съемочной площадке, но и вне ее. Мы создали действительно хорошие отношения, которые можно назвать настоящей дружбой.

О Джеймсе Кэмероне как режиссере

Джеймс Кэмерон — это один человек до начала съемок фильма, и совершенно другой человек во время съемочного процесса. Иногда просто до неузнаваемости.

Он перебывает в каком-то особом режиме, словно машина, он переключается на это и видит перед собой только фильм. Это действительно большой плюс иметь такое сильное видение и решительность, страсть и талант. Главное не попадаться у него на пути.

Я лично считаю, что это не имеет никакого значения. Потому что я предпочитаю, чтобы у кого-то было такое видение, кого-то, кто действительно знает то, о чем говорит. Никто не вторгается в съемочный процесс, всем тяжело на съемочной площадке, включая саму студию и ее сотрудников.

Все это годы ожидания, и Кэмерон всегда отличался лидерством, потому я буду сниматься с ним в любое время в таких же условиях и при любых обстоятельствах.

О продолжительной актуальности T2

Я думаю, что T2 — это один из тех фильмов, о которых люди все еще говорят, как будто он вышел только вчера. Он настолько опередил свое время, что даже сегодня, когда люди смотрят его, они постоянно подходят ко мне (будь я в спортзале, или путешествую по миру) и говорят: «Я недавно пересмотрел T2. Этот фильм мог бы выйти в этом году, и возглавить список по кассовым сборам!»

Потому что он далеко впереди своими технологическими и визуальными эффектами, работой оператора и всем остальным в фильме. Это просто потому, что это сделано настолько хорошо, и Джеймс Кэмерон — великий режиссер. Поэтому все говорят об этом фильме по сей день, и именно поэтому он может быть показан сегодня в 3D.

Интервью с Робертом Патриком (T-1000)

Роберт Птрик в роли Т-1000

О своем персонаже

T-1000 — это работа целой команды, состоящей из четырех частей: видение Джима Кэмерона, работа Денниса Мьюрена из ILM (Industrial Light & Magic — американская компания, занимающаяся созданием визуальных эффектов. Википедия), это Стэн Уинстон и собственно я.

Джим подходил ко мне пару раз и говорил: «Я понимаю, что ты раздражен, но всем нам нужно проявить терпение, чтобы понять, как с этим работать. Потому что мы здесь творим история кино, прежде подобного никто не делал, а без тебя у нас ничего не получится». Таким образом они пытались облегчить мои страдания.

О физической подготовке к роли

Для этого фильма я тренировался в течение четырех месяцев. Я имел фантастическую форму. Тренировочный процесс для соответствия образу T-1000 был невероятным испытанием, в этом мне помогал Гарри Лу.

Каждый день: дзюдо, владение оружием, тяжелая атлетика, функциональная подготовка, бег, работа в воде.

О любимой сцене

Мои любимые — сцены с бегом. Всем известная последовательность действий, в этом эпизоде (в торговом центре «Галерея», в Резеде - LA), вся эта культовая погоня.

Но моим фаворитом является бег, во многом: он (T-1000) выходит такой из-за угла по каридору и, стреляя из пистолета Baretta даже не моргая, отбрасывает отстрелянный магазин и перезаряжает, и все это время смотрит на цель — это было зашибенно.

Затем следует сцена схватки (Т-800 и T-1000), когда мы толкали друг друга в стену. Смешная вышла история.

Арнольд хотел было схватить меня и швырнуть, и Джим вынужден был сделать ему замечание: «Нет, ты не можешь так делать, у него высокая плотность, ты не можешь так просто сорвать его с места. Он слишком тяжелый, ты не можешь так поступить с ним, ведь он сильнее тебя. Он кидает тебя в окно, оно разбивается, он оборачивается и возвращается к погоне».

Далее я преследую убегающего мальчишку. И когда мы делали первый дубль, я поймал пацана. Джим с удивлением спросил: «На сколько же быстро ты бегаешь?», а я: «Понятия не имею!»

О продолжительной актуальности T2

T2 — в каком-то смысле, изменил правила игры, задал новые стандарты. Это фильм, в котором все составляющие кинопроизводства одновременно объединились в конкретном экземпляре и создали практически идеальный фильм. Я говорю это со всей уверенностью. Это своего рода фильм, где ничего не нужно вырезать или добавлять, чтобы сделать его лучше. Просто есть один человек, стоящий с оркестром и дирижёрской палочкой — это Джим Кэмерон. Думаю, он просто отлично справился с оркестром — от сценария до всех эффектов, которые были у него в распоряжении. Он был вождем, командиром или генералом, который вступил в битву. Я думаю, он выполнил свою миссию. Это фильм на века, как один из величайших фильмов, когда-либо созданных, без сомнений.

Интервью с Уильямом Уишером (автор сценария)

О процессе написания сценария

Мы с Джимом работали вместе в ключе команды сценаристов T2. Мы с ним сели в одной комнате, с одним компьютером и одной клавиатурой, все это у него дома. Мы по очереди печатали — я печатаю какое-то время, устаю, затем он заменяет меня и тоже печатает какое-то время.

Наша беседа была похожа на: «О-о, вот это отличная идея. О, что если произойдет то, а что если произойдет вот это!» Мы помогали друг другу рождать идеи, в том числе и в небольших дискуссиях. Это было замечательное время, ведь мы уже так давно знаем друг друга.

О кастинге Арнольда Шварценеггера

Нам нужно было поговорить с Арнольдом, заручится его доверием по поводу этого крутого сюжетного поворота в T2, поскольку к тому времени мы уже работали над сценарием. Тогда Арнольд в роли Терминатора уже возглавил несколько списков лучших злодеев всех времен и т. п. И мы собирались разрушить этот образ, перевернуть с ног на голову все, что мы успели полюбить. Но мы не могли снимать фильм без него, потому мы должны были получить его согласие позволить нам сделать то, что мы сделали. Мы позвонили ему и сказали, что мы сделаем его хорошим парнем, и он услышал нас.

О визуальных и специальных эффектах

Когда мы делали T2, это было на заре CG, то каким мы его знаем сегодня. Тогда мы понимали, что есть вещи, которые мы могли бы осуществить сегодня, что было еще невозможным семь лет назад (в 1984 году, на момент производства первого «Терминатора»). И одним из них было создание T-1000, мимикрирующий сплав — жидкий металл. Создание персонажа и наше мышление было в таком ключе — если герой Арнольда был абсолютным воплощением жесткой (hard) технологии, то T-1000 — мягкой (soft) технологии. Наша своеобразная интерпретация инь и янь. Мы очень быстро решили, что именно таким будет T-1000.

О 3D-релизе T2

Мне кажется, что это очень здорово, относительно этого нового 3D-релиза в кинотеатрах, и в итоге на Blu-Ray. Ведь прошло уже 25 лет, и многие возможно даже не видели фильм, дети целого поколения, которые смотрели его только по ТВ. Но чтобы увидеть это в 3D, получить новые ощущения — я думаю это будет здорово, надеюсь, всем очень понравится. Это очень интересно, взять какой-то кусок работы, которую мы уже так давно проделали и извлечь из этого совершенно новый опыт.

Интервью с Деннисом Мьюреном (VFX супервайзер, ILM)

О процессе созданяи T-1000

Вот что Джим сказал: «Я хочу создать персонажа для этого фильма, который сделан из нечто-то похожего на жидкий металл, и он может принимать любую форму — одно время он может быть в образе полицейского, в другое время — кем или чем-либо еще. Как вы ребята считаете, вы сможете это сделать?»

Они такие: «Что вы имеете в виду?» И он ответил: «Вот, у меня есть некоторые раскадровки», — и показал их нам.

Это было потрясающей идеей, создать на экране существо, изменяющее свою форму, чего я никогда прежде не видел в кино.

О новаторских визуальных эффектах

Мы увидели, что сцены, которые нам предстоит сделать для «Терминатора 2», будут довольно сложной задачей. Однако, мы уже работали над фильмами «Звездные войны», и мы делали другие эксперименты с CG, как в фильме «Бездна» (The Abyss, 1989) — таким образом, за все эти годы мы уже многое успели сделать. Но это, безусловно, был следующий шаг. Плюс ко всему, во граве всего стоял сам Джим Кэмерон — потому это действительно был сложный вызов, что в итоге могло стать настоящим феноменом.

Это означало, что все наши наработки, которые были у нас на то время, нужно будет направить в новое русло, чтобы иметь возможность создать эффекты, используя в приоритете компьютерную графику — создавать персонаж, исключая использование каких-либо марионеток или кукол, применяемых в прошлом, ведь они были бы похожи на то, чем они и являются.

Таким образом, в этих сценах нет никаких трюков или хитростей монтажа, это больше не работает. Это похоже на настоящую магию.

Об эффектах для сцены смерти Т-1000

В компьютерной графике деформация CG-модели из одной формы в другую — очень непростая задача. И Стив Уильямс, один из наших лучших аниматоров, проделал огромную работу в этом направлении, преобразуя объект, подобно глине, просто все это было сделано на компьютере. В этой сцене было так много трудностей, потому что он (T-1000) превращается в четырех персонажей, когда он барахтается в воде, но выглядит это так, будто он разбрызгивает жидкий металл вокруг себя.

Поэтому я сказал: «Давайте просто отснимем каждого персонажа, в которых он превращался, и воспользуемся технологией морфинга на пленке, чтобы объединить материал вместе в тех местах, где их поведение будет максимально похожим. Затем добавим движение общей камеры, добавим дымку или что-то в этом роде. Таким образом, мы можем преобразить хотя бы троих из этих персонажей, а затем сделаем компьютерную графику для последнего превращения.»

Именно здесь Стив был настолько важен, его способность анимировать различные вырастающие из T-1000 руки, двойную голову и все, что происходит с ним в последние мгновения.

О Джеймсе Кэмероне как режиссере

Работа с Джимом — огромный опыт, он знает работу каждого, он невероятно многозадачный.

Он может поговорить с тобой и вернуться к тому, о чем мы говорили три месяца назад. Обратиться к парню рядом с тобой и завершить беседу с ним накануне. Повернуться к кому-то еще и нарисовать эскиз того, что он хочет, а затем вернуться и закончить разговор с вами.

От него исходит большой поток информации, но сфокусировано и ясно, потому как он постоянно держит все это в голове. Мне кажется, он человек из будущего.

О продолжительной актуальности Т2

Я очень рад, что людям по-прежнему нравится фильм. Он стал новаторским не только в техническом плане, его идеи настолько сильны. И мысль о том, что это сделано людьми… Он будто во вневременной капсуле, ибо сделан безупречно, и мне это очень нравится. Я рад, что спустя годы фильм все еще нравится людям. Хороший фильм — это хороший фильм, он вне времени.

О 3D-релизе T2

Я большой поклонник 3D, у нас появилась возможность увидеть фильм еще более удивительным и динамичным, чем раньше. Мне нравится, что могу по-настоящему увидеть все объекты в 3D, особенно преображения T-1000 в сталелитейном заводе — это должно быть действительно потрясающе.